Трех неизвестных красноармейцев обнаружили поисковики отряда «Пионер» в ходе выезда в Ржевский район Тверской области.

18.10.2022 г. | 696 | Тверская область

Иногда мне кажется, что мы взвалили на себя непосильную ношу. Даже если работать по шестидневному графику в течение нескольких лет – с определенной долей уверенности можно будет говорить о том, что полностью обследованы лишь отдельные участки района, где в годы Великой Отечественной отгремели бои.

Отдельные участки – это, например, поле площадью около полукилометра, глубокий кривой овраг за этим самым полем, канавы вдоль старого большака в роще неподалеку… Территорию нужно размечать и прочесывать по квадратам, проходить с металлодетекторами и щупами. Щупами… Во многих отрядах щупы берут в руки лишь после того, как натужно застонал прибор, пытаясь «набить» «кричащий» металл. Ходить со щупом люди, называющие себя поисковиками, в основной своей массе не любят и не умеют. То есть, о чем это я? О полноценных рабочих днях, о графике работ, о специалистах. Если вы услышите, что для «победы» в поиске делается много или даже почти что все – не верьте ни единому слову. Это капля в море, по сравнению с тем, что реально нужно. Да и делается, в общем-то, не для поиска, а для молодежи, которую на примере героизма павших нужно впечатлить и воспитать. Господи, ну посмотрите вы на это свежим взглядом: приводит наставник группу юношей и девушек к придорожной канаве и говорит – вот они, наши защитники, лежат здесь с 1941-ого. А молодые смотрят на него, в зеленом камуфляже и со значками на груди, и думают - да в какой же стране мы живем, если столько погибших 80 лет здесь и никому не нужны? Неужели и я, не дай бог война, также буду лежать? Не нашлось для этих бедолаг времени в новой и новейшей истории. Сначала страну поднимали, потом разбирали ее на части. Сначала строили коммунизм, потом демократию. Сначала на общественное благо трудились, потом на себя. В общем, были дела поважнее, чем с колхозных полей белые кости отцов и дедов собирать – то посевная, то уборочная… Реальность не терпит сослагательного наклонения, и она такая, какая есть. Нет и не будет у нас такой профессии – поисковик. Нет и не будет у нас системной работы на бывших полях сражений, а вокруг того немного, что удастся вытянуть ценой больших усилий немногим настоящим людям, выстроятся в назначенный траурно-торжественный день патриоты и хорошие люди всех мастей и проводят, как говорится, в последний путь, не забыв отдать почести не только мертвым.

Каждые выходные в придорожном кафе на трассе Новая Рига можно увидеть одни и те же лица. Наверное, и в других кафе, на других дорогах, ведущих в прошлое, тоже так. Кого считать настоящим поисковиком? Поиск тоже не терпит сослагательного. Не терпит он и лишних, бесполезных людей. Не терпит пустых слов, пафоса, хитрости и лжи. Если и тебя все это отталкивает, оставляй важные дела и отправляйся на передок. Там сейчас почти никого нет, но, если повезет, удастся повстречать таких же, как ты сам. Поиск всегда был выше обстоятельств.


Кого считать поисковиком и что считать поднятым солдатом?

Бесконечные нули в отчетах