Поисковики в лицах: интервью с командиром отряда «Обелиск» Михаилом Михайловичем Поляковым. I часть.

19.05.2020 г. | 171

Как вы пришли в поисковое движение?

История Великой Отечественной войны я интересовался ещё со школьной поры. Много читал мемуарной литературы, любил смотреть военные кинофильмы, хронику. Про военное лихолетье рассказывали мне мама и бабушка. Во время войны семья из Москвы была эвакуирована в Казань вместе с военным заводом, на котором работал мой дед. А на фронт ушли два его родных брата, и судьба их сложилась по-разному. Один - в звании лейтенанта, будучи раненым, попал в плен под Уманью и испытал весь ужас немецких концлагерей, вернулся домой только в конце войны. Другой - в звании старшего политрука танковой бригады осенью 1941 года попал в окружение под Вязьмой и до сих пор считается пропавшим без вести.

В начале 90-х из газетных статей я узнал о работе поисковых отрядов. В газете «Московский комсомолец» была рубрика, освещающая деятельность поисковиков. В июне 1994 года в Лужниках, на празднике этой газеты, где были представлено множество молодежных площадок, мне удалось познакомиться с поисковым отрядом «Обелиск». Отряд к этому времени уже имел пятилетний стаж работы на территории Смоленской области. Коллектив в отряде был тогда небольшой, а лишние рабочие руки в экспедиции всегда нужны, поэтому меня пригласили присоединиться к отряду и поучаствовать в ближайшем выезде. Так, с июня 1994 года, и оказался в составе поискового отряда.

Какой была первая поисковая экспедиция/находка? Какая экспедиция запала в душу?

Первая экспедиция, в которой я участвовал в составе поискового отряда «Обелиск», состоялась летом 1994 года. Она проходила в Тёмкинском районе Смоленской области на месте бывшей деревни с красивым названием Берёзки. Добирались до места мы сначала ночным скорым поездом, потом после ночёвки на автовокзале, автобусом, и, в завершении дороги, примерно 10 километров шли пешком с рюкзаками. Экипировка моя, собранная впопыхах перед выездом, оставляла желать лучшего, и взятый на прокат брезентовый рюкзак со снаряжением и 10 дневным запасом продуктов, всё время тянул назад, а рабочие ботинки натирали ноги. Но отступать было уже некуда, тем более, что лесная дорога открывала столь интересные места, где когда-то гремела война. Мне хорошо запомнилась земляничная поляна, изрытая окопами, на которой мы разбили наш лагерь, пахнущий дымом нехитрый обед, короткий отдых и первая работа на раскопе, оставившая неизгладимое впечатление в моей памяти.

Специфику поиска приходилось постигать уже в процессе работы. Я чувствовал себя новичком в этом деле, и поэтому следовал рекомендациям и советам более опытных ребят. В те дни мы поднимали останки бойцов из больших санитарных захоронений. Я никогда не забуду то мгновение, когда впервые в раскопе нашел чёрную граненую капсулу солдатского медальона. Тогда ещё не совсем понимал, что это такое, и почему меня все дружно поздравляют с этой находкой. А чуть позже, вечером, в лагере мы читали вкладыши медальонов. И на всю жизнь я запомнил имя своего первого солдата - это красноармеец Петров Александр Васильевич, уроженец Новосибирской области. В дальнейшем, в процессе поиска родственников, была найдена жена солдата, которой были сообщены обстоятельства фронтовой судьбы её мужа.

По завершении экспедиции были подведены итоги: за 10 дней работы отрядом были подняты останки 249 солдат, найдено 14 медальонов, установлено четыре имени.

На местах каких боев работает ваш отряд?

Так уж сложилось, что местом своей работы наш отряд выбрал Темкинский район Смоленской области, и в дальнейшем закрепился здесь надолго. В минувшем году мы отметили 30-летие своей поисковой деятельности.
История Тёмкинского района неразрывно связана с 33-ей Армией Западного фронта. Зимой 1942 года через эти места прокатилась Ржевско-Вяземская операция, в которой участвовала и 33-я Армия. Ударная группировка армии, возглавляемая генералом Ефремовым, прошла с боями по территории района в направлении Вязьмы. Чуть позже, под натиском немецких войск, остатки сил Ефремова пробивались здесь из окружения, а части 43-ей Армии наносили встречный вспомогательный удар с целью деблокировать окруженных. На местах тех страшных боёв и начинал работать наш отряд.

Отрабатывая места бывших боёв в хронологическом порядке, мы постепенно подошли и к событиям августа 1942 года. Дивизии 33-ей Армии тогда участвовали в летнем наступлении, и в ходе боев сумели продвинуться на 25 километров в западном направлении, перерезав большак Юхнов-Гжатск. Потери наших войск при проведении этой операции, оказались не меньше, чем в боях под Вязьмой.

В дальнейшем мы стали работать и по событиям весны 1943 года, когда был освобожден от немецких захватчиков весь Тёмкинский район.

После каждой проведенной экспедиции нам открывались новые имена погибших воинов.

За годы работы нашим поисковым отрядом были подняты останки более 2000 солдат, установленные имена 209 воинов.

Хочется отметить, когда долгое время изучаешь один и тот же район, собирая по крупицам архивную информацию, анализируя её и сравнивая с увиденным на местности, начинаешь лучше понимать, что происходило здесь в годы войны. И тогда становиться понятно, где какие части располагались, как перемещались, с кем взаимодействовали и где несли наибольшие потери. Всё это существенно помогает в поисковой работе.

Кроме работы в Тёмкинском районе, мы периодически участвуем и в «Вахтах Памяти», проходящих в других районах Смоленской области, а также в иных регионах страны. Представители нашего отряда работали в Ленинградской и Тверской областях, в Чеченской республике, а так же в республике Северная Осетия.

С недавних пор наш отряд стал участником проекта «Небо Родины», в рамках которого совместно с другими отрядами мы работаем по поиску и подъёму самолетов периода Великой Отечественной на территориях Московской и Калужской областей.