Судьба солдата Александра Габышева

24.04.2020 г. | 684

14 марта я и Сергей Бобылев работали в районе деревни N*. Стояла теплая апрельская погода.

Накануне, за два прошедших дня, нашим отрядом уже было поднято пятнадцать бойцов Красной армии на другом месте. Среди них именных, к сожалению, не оказалось и мы рассчитывали, что сегодня должно повезти. Я работал с глубинным металлодетектором, искал запаханные воронки и прощупывал их поисковым щупом. Под старой укатанной тракторами дорогой, где земля напоминала по твердости бетон, услышал слабый сигнал. С большим трудом, пробив верхний слой щупом, я ощутил провал и попал в резиновую подошву ботинка. Шурф подтвердил, что останки присутствуют. Пока я делал раскоп по всем правилам археологического подъема, пришел радостный Сергей и сообщил, что в кустах, на месте старой деревни, нащупал хороший провал и по ощущениям там останки, но так как место сырое, то по всей видимости, в плохом состоянии. Окончив подъем своих бойцов, их оказалось двое и без медальонов, я пошел помогать Сергею. К тому времени приехал еще один член нашего отряда, Николай Николаевич Зубов из города Ржева, и работа пошла быстрее. Так как место болотистое, то приходилось не столько копать, сколько отчерпывать воду ведром, чтобы дно раскопа было сухое и не пропустить солдатский медальон или мелкие косточки. Это оказалась воронка. Наличие в ней немецкой колючей проволоки указывало на то, что это самый передний край обороны. В воронке было шесть красноармейцев. Личные вещи практически отсутствовали. Несколько монет и пузырьки с хлорными таблетками для обеззараживания воды. Мы всегда большое внимание уделяем одиноким гильзам, расположенным отдельно в карманах, так как подо Ржевом это основной вид самодельного солдатского медальона. Бакелитовые, штатные, были уже отменены и многие солдаты, делали свои весточки из бумажки, вложенной в гильзу, надеясь на то, что похоронная команда найдет и сообщит, что не пропал он без вести и не попал в плен, а геройски погиб, освобождая нашу Советскую Родину. Вот и в этом раскопе нам посчастливилось обнаружить две таких судьбоносных гильзы. Вид у них был очень плачевный, казалось, что без шансов. Но видимо, кто-то очень ждет этих бойцов и им надо вернуться, потому что две записки были прочтены и имена установлены. Один из солдат оказался из Якутской АССР, это Александр Габышев, а второй боец из Казахстана, Кустанайской области, Кананья Жаркенов, 1923 года рождения. Оба погибли плечом к плечу, в первый день летнего наступления на Ржев. Оба 78 лет числились пропавшими без вести, и вот теперь, в канун 75-тилетия Победы, им суждено было вернуться с войны. Уже к вечеру узнали, что другая часть нашей команды удачно отработала в Городском лесу на окраине Ржева и там им удалось найти и поднять еще пятерых героев.

Михаил Богданов, командир отряда «Пионер»

«Только прошу, не пропадай без вести,
Оставь хоть какие-то ниточки, адреса,
Я буду писать тебе до бесконечности,
Пока мне будет сниться наша весна»

Сколько бы не минуло лет с той самой страшной войны, которая отняла сотни тысяч мужей, отцов, братьев, сыновей… Мы, внуки и правнуки, до сегодняшнего дня ждали, что найдется хоть какая-то весточка о нашем прадеде. Наш прадед Александр Васильевич Габышев был потомком древнего рода Айнаах (айны). Эвенки, оленеводы-охотники, кочующие по бескрайним просторам Северного Приамурья, ведущими не оседлый образ жизни по реке Олекма, правобережья реки Амма. Его жена, наша прабабушка Анастасия Иннокентьевна Степанова по отцовскому роду от корней Беппеет. Прадед был пастухом, оленеводом, рыбачил на реке Талба. Доход получал от рыболовства в колхозе «Красный партизан». Колхозники солили 2-4 тонны рыбы. В то время еды и одежды было в изобилии, цены были невысокими. Но счастливая жизнь не продлилась долго – началась война. В 1942 году, в июне, 10 числа, был большой созыв, мужчин не осталось. Наш дед и его брат П.В. Габышев из Бясь-Кюеля ушли на войну. На попечении нашего дедушки, 14-летнего Степана осталось четырнадцать детей. Так как у матери болела рука, все домашние хлопоты легли на его плечи. Отец, прощаясь перед уходом на войну сказал так: «Ухожу, кажется, безвозвратно. Все оставляю под твою ответственность. Как старший позаботься о своих близких, в колхозе будь помощником». Напутственные слова отца он запомнил на всю жизнь. Так как с детства тянулся к охоте, работе, со взрослыми разговаривал на равных, тяжелой работы не боялся, обеспечивал своих домашних всем необходимым.

Со временем стало известно, что отец погиб в бою подо Ржевом. У него осталось пятеро детей войны и мать-вдова. Для взрослеющего мальчика смерть отца стала тяжелым ударом. Не стало дорогого близкого человека, который любил и советовал, обеспечивал и кормил, брал с собой на охоту и учил всему, что должен знать мужчина. Мой дедушка в 15 лет стал бригадиром в своем колхозе «Красный партизан». В это же время он не переставая заботился о своей семье, охотился – ставил капканы на зайцев и другую дичь.

На следующий год, перепутав возраст, его отправили в село Токко проходить военную подготовку. Учились больше ста молодых парней, после чего их всех отправили на войну. Деда тоже хотели отправить, но прабабушка нашла свидетельство о его рождении, после чего решили, что он не походит по возрасту. Мой дед был тружеником тыла, передовиком своего села в любых работах. В 23 года он был выбран в районе Токко Депутатом АССР Верховного Совета, а также возглавлялся председателем колхоза «Патриот» в своем наслеге, где управлял пушной фермой лис, а в дальнейшем работал в оленеводческом стаде. Он работал не покладая рук и много труда вложил в развитие своего дела.

Моего деда Степана Александровича Габышева не стало 14 апреля 2015 года. За долгую трудовую жизнь у него накопилось множество наград: кавалер ордена «Знак Почета», «Победитель социалистических соревнований», «Почетный охотник РСФР», ветеран труда и труженик тыла, почетный житель своего села, множество почетных грамот и медалей. Пять лет назад, в это же самое время, когда мой брат Степан Алексндрович, названный в честь дедушки, навестил его, он поделился с ним своим последним желанием – найти место, где захоронен отец. Дедушки вскоре не стало. Мне он постоянно снится – всегда живой и здоровый, вечно чем-то занятый. Всю зиму мне снился отчий дом моего отца. Сейчас он заброшен. Снится, что все мы малые его внуки, и как всегда полон двор детворы. Дедушка всегда был рядом. Он приходил ко мне во сне бурым медведем и мирно стоял возле окна. Значит, оберегает нас, болеет за нас. Недавно мне приснилось, что я оказалась в незнакомом городе. Оставила где-то сумку, пытаюсь найти ключи от дома и не нахожу… Вдруг в моей руке оказывается небольшой старый ключ, стертый, почти без зазубринок с одной стороны. Я не придала этому странному сну значения. На следующий день я получила в Инстаграмме сообщение от своей сестры Алины. Она прислала пост с фотографиями из ленты поискового отряда «Пионер», который ведет поисковые работы на Ржевской земле, где погиб наш прадед. Они нашли гильзу-медальон, где была спрятана записка. Записка плохо сохранилась, в ней можно было прочесть лишь несколько слов. Это был почерк прадеда, такой же, как у дедушки. Это чудо, я не перестаю верить чуду! И мы все верили в это чудо.

Эльза Терентьева, правнучка А.В. Габышева

…весь день писали родственники. Все ждали и помнили его.