Поисковики в лицах: интервью с заместителем командира отряда «Обелиск» Олегом Самогиным

17.04.2020 г. | 1181

Как Вы пришли в поиск?

Как я пришёл в поиск? Да очень просто. 1989-ый год, комсомольская организация завода «Хроматрон». Во все времена молодёжь делилась на разные группы по интересам. Кто-то искал простых удовольствий или спортивных достижений, а кто-то искал пусть и нелёгкий, но, по его убеждению, правильный путь, точнее идею. Когда на очередном собрании комитета ВЛКСМ прозвучал призыв заняться работой по поиску без вести пропавших, то желающих было много. Была организована поисковая группа МПО «МЭЛЗ» впоследствии получившая название ПО «Обелиск». Мало кто из нас представлял тогда с чем нам придётся столкнуться. Война? Она же закончилась давным-давно! Оказалось, совсем не так, но поняли мы это только увидев всё своими глазами.

Какой была Ваша первая экспедиция?

Уже первый выезд на места боевых действий показал, насколько наше понимание Великой Отечественной войны далеко от суровой правды жизни. Оказалось, что война не где-то далеко, она совсем рядом, и чтобы увидеть это, достаточно совсем немного отъехать от Москвы и посмотреть себе под ноги. Нам повезло, потому что у нас были наставники, уже отработавшие один поисковый сезон и передававшие нам свой опыт. А работы было очень много. Мы поднимали бойцов из блиндажа, особо не задумываясь - почему? Почему эти 30-40 человек лежат вповалку в какой-то яме? И даже найденные мною в этой первой экспедиции два медальона не произвели на меня какого-нибудь сильного впечатления. Наверное, это было потому, что тогда я ещё не представлял в полной мере их реальной ценности. Гораздо большим впечатлением, которое запало мне в душу было то, что эта война не где-то далеко, она - здесь, она у меня под ногами.

На местах каких боев работает Ваш отряд?

Наш ПО «ОБЕЛИСК» с 1989-ого года работает на территории Тёмкинского района Смоленской области. Это место гибели многих сотен бойцов и командиров 33-ей армии и рвавшейся ей на помощь 43-ей армии. Из года в год мы приезжаем туда, где родился наш отряд, где нас ждут пропавшие без вести советские бойцы. Ждут в воронках, блиндажах и окопах. За прошедшие годы отрядом был создан школьный музей 3ей Армии на базе московской школы №158. Со школьниками проводятся занятия, они своими руками делают памятные таблички и звёздочки, устанавливаемые на «Поле Памяти» - месте захоронения найденных отрядом солдат. В феврале 2020-ого года музей участвовал в выставке «Школьный Музей Победы» на Поклонной Горе и получил официальный статус партнёра.

Как прошел поисковый сезон 2019 года?

В поисковом сезоне 2019-ого года отряд провёл четыре экспедиции и участвовал в «Вахте Памяти» в Республике Северная Осетия-Алания. На месте постоянной дислокации, в Темкинском районе, были подняты останки 7 солдат и найдены родственники ещё 22-ух, из найденных ранее.

Есть ли у Вас поисковая мечта?

Есть! Даже две. Я не мечтаю найти последнего павшего солдата, потому что иначе эта война никогда не кончится. Просматривая фотографии минувших годов, с которых на меня глядят лица поисковиков нашего и других отрядов поневоле задумываешься: все люди разные, но в каждой фотографии в выражении лиц есть что-то общее, и оно год за годом не меняется. Старые черно-белые фото отображают то, что не передать словами.

ВЕРУ! ПАТРИОТИЗМ! Без каких-то там меркантильных интересов. Очень бы хотелось это сохранить. Ну и конечно, я бы очень хотел, чтобы работу московских поисковиков оценили по достоинству – большинство выездов бойцы отрядов оплачивают из личных средств… И если не будет второго, пусть сбудется первое! Иначе мы перестанем быть поисковиками.

Что бы Вы пожелали тем, кто только начинает путь в поиске?

Что можно пожелать людям, которые только начинают свой путь в нашем деле? Наверное, хорошо подумать, на что они идут. Поиск - это не романтика - это тяжёлый труд. Часто это непонимание окружающих и домашних. А что в активе? Наверное - искренняя благодарность в глазах родственников найденного бойца. И осознание, что ты хоть немного, но вернул свой ДОЛГ.